Душа прикоснётся к великой вселенной по имени Русь

Эта песня Сергея Трофимова, исполненная старшей группой творческого объединения «Имена», завершила 10 октября пронзительное действо, посвящённое вековому юбилею события, которое старшее поколение привыкло называть Великой Октябрьской социалистической революцией, а младшее «разжаловало» до Октябрьского переворота.

Клуб любителей романса, созданный в Красноярске замечательной певицей Ольгой Лановой, откликнулся на этот юбилей концертом, в котором каждый номер напоминал о красной цене того исторического катаклизма. И слово «красная» означало в них не красоту, а кровь...

Первое отделение

Впрочем, вышедший на сцену дебютант Сергей Черепанов начал с очень мирного, очень лирического «Русского поля». Но вряд ли кто-то в зале не вспомнил, что пел его в фильме «Неуловимые мстители» белый офицер. И зазвучали в Малом концертном зале один за другим белогвардейские романсы – горькие, саднящие, полные то тоски, то боли, то любви и ненависти: «Что с Вами было, королева грёз моих? Что с Вами стало, моё призрачное счастье?»; «Даже места нам нет в ошалевшей от боли России, и Господь нас не слышит – зови не зови...»; «Здесь в детской Соня с Мишенькой играли. Но клавиши разбитого рояля – на обожжённой кровью мостовой»; «Он, как ястреб донской, крови красной попил...». Здесь цвет тоже означает не просто цвет – это о Гражданской войне. Хотя... Марина Цветаева ещё тогда написала как припечатала: «Белый был – красным стал: кровь обагрила. Красным был – белый стал: смерть побелила».

Большую часть романсов потрясающе исполняли Ольга ЛановаяСергей Баякин с гитарой и второй гитарист – Василий Екимов. Иногда к ним подключались вокалисты Сергей Черепанов и Елена Ледовская. Когда грохнул выстрел, Лена Ледовская, как белокурая Жози, вылетела на сцену с «Гусарской рулеткой»: «Господа, ставки сделаны, господа, ставки сделаны, господа, ставки поздно менять! Что нам жизнь? – Деньги медные. Мы поставим на белое. Жребий скажет, кому умирать» и «Здесь, на нашей земле, на зелёном сукне вдоволь места, чтоб всех обеспечить могилами»...

Напрасно Ольга Викторовна своим великолепным драматическим сопрано умоляла ХХ век: «Двадцатый век, повремени. О Господи, не надо! Уже пришли и в дверь стучат прикладом. И вдребезги в прихожей зеркала: «Откройте, Революция пришла». Оптимизма в творчестве не изменивших присяге офицеров немного. Поэт первой волны эмиграции, донской казак Николай Туроверов написал и положил на музыку щемящий стих: «Уходили мы из Крыма среди дыма и огня. Я с кормы всё время мимо в своего стрелял коня»... Наверное, поручик Брусенцов (он же Владимир Высоцкий) в ленте «Служили два товарища» знал эти слова. А Лановая и Баякин прониклись ими настолько, что их рефрен «Мой друг, мой конь» пробивал до слёз.

Но и сочинения наших современников бередят сердце. Поручик Голицын и корнет Оболенский, которых придумал не то Михаил Звездинский, не то Аркадий Северный, не то Михаил Гулько; «Всё теперь против нас» (Юрий Борисов); «Золотые погоны» (Вадим Цыганов); «Каурый конь» (Фёдор Петрухин) и «Юнкер» Сергея Баякина с оглушающей концовкой «Мой последний автограф ляжет кровью на снег». Серёжа, браво! Недаром в этот вечер жал тебе руку известный политолог Юрий Москвич, пока женщины вручали букеты Ольге и Елене.

Второе отделение

В отличие от первого, представлявшего собой плач по ТОЙ России, второе отделение посвящалось Советскому Союзу и Великой Отечественной войне. Разве что «Марьюшку» Владимира Высоцкого можно привязать к любой эпохе: «Как забрали милого в рекруты, в рекруты, как ушёл твой суженый во солдаты» да «Ночной приказ» адресовался современности: «Послушай сердца стук, капитан спецназа, оно не подведёт...». Нетрудно догадаться, что первую песню исполнила Ольга Лановая, а вторую – собственного сочинения – Сергей Баякин. Потом они дуэтом спели баякинскую же «Морскую молитву». Мурашки бежали по спине, когда он и она эстафетой передавали друг другу клятву:

С.: Я помолюсь судьбе.

О.: Я помолюсь, любя.

С.: И я вернусь к тебе!

О.: И я дождусь тебя!..

От великой войны в нашем народе осталось немало любимых песен, но в сегодняшнем сценарии оказались в основном шедевры Высоцкого: «Он не вернулся из боя», «Так случилось – мужчины ушли», «Деревянные костюмы», «Песня о земле» и «Песня о звёздах», которую Александр Молтянский спел так, что у меня сердце зашлось:

Звёзд этих в небе – как рыбы в прудах, – Хватит на всех с лихвою. Если б не насмерть, ходил бы тогда Тоже – Героем. Я бы Звезду эту сыну отдал, Просто – на память... В небе горит, пропадает звезда – НЕКУДА ПАДАТЬ!..

После таких пронизывающих слов потянуло вернуться в 2017 год – не шибко спокойный, с Украиной и Сирией, с пикетами и митингами, но мирный всё-таки. И тут тени исчезают... не в полдень, а вечером, и умница-программа концерта перешла на песни об ЭТОЙ России. «Гляжу в озёра синие» из незабытого телефильма очень душевно, лирично спела Ольга Лановая. Елена Ледовская озвучила горячую надежду: «Россия! Настанет день, Россия, и ты святые крылья обретёшь». Вторили ей ребятишки из младшей группы объединения «Имена»: «Россия, Россия, ты моя звезда, Россия, Россия, ты моя судьба». Их сменила старшая группа с песней, строка из которой дала заглавие этому репортажу: «Молитва святая слезами прольётся, Христовой любовью исполнится грусть и в это мгновенье душа прикоснётся к великой вселенной по имени Русь».

Кто-то, поняв, что концерт окончен, рванул было в гардероб, но в Клубе романса существует традиция – спеть одну или несколько песен всем вместе. И вот уже артисты заводят, а зал подхватывает: «Выйду ночью в поле с конём...» У меня ж в голове билась одна мысль – только бы не повторилось:

А он плыл, изнемогая,

За высокою кормой,

Всё не веря, всё не зная,

Что прощается со мной.

Софья Григорьева,

фото Вячеслава Пенерова